Карта территорий Ботсада МГУ
Сайт "Проспект Мира"

Ботанический сад МГУ территория "Аптекарский огород":  оранжереи, экспозиции под открытым небом.

Сайт "Ленинские горы"

Вы находитесь здесь!

Сайт общей информации о Саде

История, официальные документы, структура сада, наука, конференции.

Время работы:

Время работы

Период
Открытие – (вход) закрытие
16 – 30 апреля
10:00 – (19:00) 19:30
1 – 13 мая
10:00 – (20:00) 20:30
14 мая – 31 июля
10:00 – (20:00) 21:00
1 – 31 августа
10:00 – (19:30) 20:00
1 – 15 сентября
10:00 – (19:00) 19:30
16 – 30 сентября
10:00 – (18:30) 19:00
1 – 10 октября
10:00 – (18:00) 18:30
11 – 31 октября
10:00 – (17:30) 18:00
Ноябрь – апрель
Сад закрыт на зиму
до 31 июля
10:00 – 21:00 (20:00 вход)

Гусь

Весёлая карусель № 2

народная песня

Жили у бабуси два веселых гуся,
Один — серый, другой — белый,
Два веселых гуся,
Один — серый, другой — белый,
Два веселых гуся!
*****
Мыли гуси лапки в луже у канавки,
Один — серый, другой — белый,
Спрятались в канавке,
Один — серый, другой — белый,
Спрятались в канавке!
*****
Вот кричит бабуся — «Ой, пропали гуси!»
Один — серый, другой — белый,
Гуси мои, гуси!
Один — серый, другой — белый,
Гуси мои, гуси!
*****
Выходили гуси — кланялись бабусе!
Один — серый, другой — белый,
Кланялись бабусе,
Один — серый, другой — белый,
Кланялись бабусе!

Плачь по брату

Евтушенко Евгений Александрович

С кровью из клюва,
тёпел и липок,
шеей мотая по краю ведра,
в лодке качается гусь,
будто слиток
чуть черноватого серебра.
Двое летели они вдоль Вилюя.
Первый уложен был влёт,
а другой,
низко летя,
головою рискуя,
кружит над лодкой,
кричит над тайгой:
«Сизый мой брат,
появились мы в мире,
громко свою скорлупу проломя,
но по утрам
тебя первым кормили
мать и отец, а могли бы — меня.
Сизый мой брат,
ты был чуточку синий,
небо похожестью дерзкой дразня.
Я был темней,
и любили гусыни
больше — тебя,
а могли бы — меня.
Сизый мой брат,
возвращаться не труся,
мы улетали с тобой за моря,
но обступали заморские гуси,
первым — тебя,
а могли бы — меня.
Сизый мой брат,
мы и биты и гнуты,
вместе нас ливни хлестали хлестьмя,
только сходила вода почему-то
легче с тебя,
а могла бы — с меня.
Сизый мой брат,
истрепали мы перья.
Люди съедят нас двоих у огня
не потому ль,
что стремленье быть первым
ело тебя,
пожирало меня?
Сизый мой брат,
мы клевались полжизни,
братства, и крыльев, и душ не ценя.
Разве нельзя было нам положиться:
мне — на тебя,
а тебе — на меня?
Сизый мой брат,
я прошу хоть дробины,
зависть мою запоздало кляня,
но в наказанье мне люди убили
первым — тебя, а могли бы —
меня…»

Всё могут короли

Автор текста Дербенев Л.,
Композитор Рычков Б.,
Алла Пугачёва

Жил да был жил да был жил да был один король
Правил он как мог страною и людьми
Звался он Луи Второй звался он Луи Второй
Но впрочем песня не о нем а о любви
В те времена жила красавица одна
У стен дворца она пасла гусей
Но для Луи была милее всех она
Решил Луи что женится на ней
Все могут короли все могут короли
И судьбы всей земли вершат они порой
Но что ни говори жениться по любви
Не может ни один ни один король
Не может ни один ни один король
Я женюсь я женюсь я женюсь Луи сказал
Но сбежались тут соседи короли
Ой какой же был скандал ну какой же был скандал
Но впрочем песня не о нем а о любви
И под венец Луи пошел совсем с другой
В родне у ней все были короли
Но если б видел кто портрет принцессы той
Не стал бы он завидовать Луи
Все могут короли все могут короли
И судьбы всей земли вершат они порой
Но что ни говори жениться по любви
Не может ни один ни один король
Не может ни один ни один король
Но что ни говори жениться по любви
Не может ни один ни один король
Не может ни один ни один король

«Гуси-лебеди»

Автор текста Михаил Танич
Композитор Ян Френкель
Исполнитель «Советская песня»

Сказки попусту обещаются —
Принцы золушкам не встречаются.
Наши девичьи года были — не были,
Улетели в никуда гуси-лебеди.

Припев:

По-над улицей и в чистом полюшке
Стайка тянется, белым-бела, —
Гуси-лебеди роняют пёрышки,
Чтобы сказка на земле жила.

Добрый сказочник много видывал,
Тот, что первую сказку выдумал.
И когда нам тяжело в были-небыли,
Подставляют нам крыло гуси-лебеди.

Ярмарка

Высоцкий

Эй, народ честной, незадчливый,
Эй вы, купчики, да служивый люд,
К чудо-городу поворачивай,
Зря ли в колокол с колокольни бьют.

Все ряды уже с утра позахвачены.
Уйма всякого добра да всякой всячины.
Там точильные круги точат лясы,
Там лихие сапоги-самоплясы.

Тадагда-мададагда,
Во столице ярмарка,
Сказочно-реальная,
Да свето-музыкальная.

Богачи и голь перекатная,
Покупатели все однако вы,
И хоть ярмарка не бесплатная,
В основном вы все одинаковы.

За едою в закрома спозараночка
Скатерть бегает сама — самобраночка,
А кто не хочет есть и пить — тем изнаночка,
Их начнет сама бранить самобраночка.

Тидога-мададагда,
Вот какая ярмарка,
Праздничная, вольная
Да бело-хлебосольная.

Вот шапочки да невидимочки.
Кто наденет их — станет барином.
Леденцы во рту, словно льдиночки,
И жар-птица есть в виде жаренном.

Прилетели год назад гуси-лебеди,
А теперь они лежат на столе, гляди,
И слезают с облучка добры люди,
Да из белого бычка едят студень.

Тадагда-мададагда,
Всем богата ярмарка.
Вон орешки рядышком
С изумрудным ядрышком.

Скоморохи эти все хорошие,
Скачут, прыгают через палочку.
Прибауточки скоморошие,
С ихних шуточек все вповалочку.

По традиции, как встарь, вплавь и волоком,
Привезли царь-самовар, как царь-колокол.
Скороварный самовар, он на торфе.
Вам на выбор сварит вар или кофе.

Тадагда-мададагда,
Удалая ярмарка.
С плясунами резвыми,
Большей частью трезвыми.

Вот Балда пришел, поработать чтоб.
Безработный он, киснет, квасится.
Тут как тут и поп — толоконный лоб,
Но Балда ему кукиш с маслицем.

Разновесы на весы — поторгуешься,
В скороходики не обуешься.
Скороходы-сапоги,
А для нас не с руки лучше лапти.

Тадагда-мададагда,
Что за чудо-ярмарка!
Звонкая, бессонная,
Да нетрадиционная.

Вон Емелюшка щуку мнет в руке,
Щуке быть ухой, вкусным варевом.
Черномор кота продает в мешке,
Больно много кот разговаривал.

Говорил он без сучка да без задорины,
Что, мол, все то вы вокруг объегорены.
Не скупись, честной народ за ценою.
Продается с цепью кот, с золотою.

Тадагда-мададагда,
В упоеньи ярмарка.
Общая, повальная,
Да эмоциональная.

Будет смехом там рвать животики,
Кто отважится да разохотится,
Да на коврике-самолетике
Не откажется да прокатится.

Разрешите сделать вам примечание:
Никаких воздушных ям и качания.
Ковролетчики вчера ночь не спали,
Пыль из этого ковра выбивали.

Тадагда-мададагда,
Удалая ярмарка.
Тадагда-мададагда,
Да хорошо бы надолго.

Здесь река течет вся молочная.
Берега на ней сплошь кисельные.
Мы вобьем во дно сваи прочные,
Запрудим ее белотельную.

Запрудили мы реку, это плохо ли?
На кисельном берегу пляж отгрохали.
Но купаться нам пока нету смысла,
Потому у нас река вся прокисла.

Тадагда-мададагда,
Удалая ярмарка.
Хоть залейся нашею
Кислой простоквашею.

Мы беду-напасть подожжем огнем,
Распрямим хребты втрое сложенным,
Меду хмельного до краев нальем
Всем скучающим и скукоженным.

Много тыщ имеет кто — тратьте тыщи те.
Даже то, не знаю что здесь отыщете.
Коль на ярмарку пришли, так гуляйте,
Неразменные рубли разменяйте.

Тадагда-мададагда,
Вот какая ярмарка.
Подходи, подваливай,
Да в сахаре присаливай.

Из фильма «Женщины» — Гуси-лебеди

Композитор (музыка) Ян Френкель
Автор слов (текста) Михаил Танич

Сказки попусту обещаются —
Принцы золушкам не встречаются.
Наши девичьи года были — не были,
Улетели в никуда гуси-лебеди.

По-над улицей и в чистом полюшке
Стайка тянется, белым-бела, —
Гуси-лебеди роняют пёрышки,
Чтобы сказка на земле жила.

Добрый сказочник много видывал,
Тот, что первую сказку выдумал.
И когда нам тяжело в были-небыли,
Подставляют нам крыло гуси-лебеди.

По-над улицей и в чистом полюшке
Стайка тянется, белым-бела, —
Гуси-лебеди роняют пёрышки,
Чтобы сказка на земле жила.

Летят утки

русская народная песня

Летят утки, летят утки и два гуся.
Ох, кого люблю, кого люблю – не дождуся.

Я влюбилась, я влюбилась, молодая.
Ох, знать, судьба, знать, судьба моя такая.

Мил уехал, мил уехал за Воронеж.
Ох, теперь его, теперь его не воротишь.

Когда, милый, когда, милый, бросать станешь,
Ох, не рассказы… не рассказывай, что знаешь.

Ох, как трудно, ох, как трудно расстаются –
Ох, глазки смотрят, глазки смотрят, слезы льются.

Цветет колос, цветет колос, к земле клонит,
Ох, по милому, по милому сердце ноет.