Ботсад в социальных сетях:
Ботанический сад МГУ в Фейсбук Ботанический сад МГУ в Instagram Ботанический сад МГУ ВКонтакте Ботанический сад МГУ в Youtube
 


Главная страница Карта сайта Контактная информация
На главную
На главную





Главная » Новости »


Мечта и Надежда

18.05.2020

18 мая 1893 года появился на свет знаменитый селекционер Леонид Алексеевич Колесников.


Сорт 'Леонид Колесников'



Мечта и Надежда. Эти замечательные слова сопровождают человека всю жизнь. И именно так называются, наверно, самые любимые в России сорта Леонида Алексеевича Колесникова. В какое бы время ты не родился, в какой бы стране тебе не выпало жить, мечты о чём-то прекрасном и надежды на их воплощение заставляют неравнодушных, любящих мир людей творить, создавать, изобретать. Но не каждому удаётся, пройдя свой путь по этой земле, оставить после себя память, память живую, осязаемую, и возвращаться каждой весной в наши сердца, в наши сады душистыми гроздьями сказочной сирени. Колесниковской сирени.

Когда и как родилась в душе Леонида Алексеевича Колесникова любовь к сирени – неизвестно. Но, пройдя сквозь трудные годы 1-й мировой, революции и Гражданской войны, многое потеряв из доставшегося ему в наследство солидного имущества, он сохранил главное - способность любить жизнь и видеть прекрасное. А также дачу на Соколе с участком 30 соток, которая и стала его единственным домом на долгие годы. Здесь в 1919 году Леонид Алексеевич посадил свой первый кустик сирени и очень скоро поиск сортов стал для него настоящим увлечением. Он разыскивал саженцы по старым дореволюционным каталогам, в ботанических садах и питомниках, ходил по заброшенным беспризорным садам в бывших дворянских усадьбах. Работа водителем на автобазе и частые поездки по стране помогали в поисках. Так начиналась коллекция, которая вскоре стала лучшей в стране. К 1923 году у Колесникова было более 100 сортов сирени, в том числе и лемуановской.

'Алексей Маресьев'


Но уже жила в его душе мечта создать что-то своё, прекрасное, и эта она заставляла Колесникова подниматься с первыми лучами солнца, чтобы до отъезда на службу поработать в саду, это ради неё он до заката солнца не расставался с сиренью. Год за годом расцветал сад на окраине Москвы. «Из первых опытов было получено около ста сеянцев, будущее которых было полной загадкой. Из этих растений, начиная с шестого года их роста, было отобрано 3-4 перспективных гибрида. Позже из них сохранили ценность 2, получившие известность под названиями «Пионер» и «Джамбул». (Из личных записей Л.А.) После первых удач и первых разочарований Колесников решает перейти к направленному подбору пар. «Основываясь на многолетних наблюдениях с достаточной точностью можно сказать, что если из 100 сеянцев, полученных от семян перекрёстного опыления, перспективных оказывалось 2-3% - то сеянцы от семян направленного опыления давали 20 и более процентов перспективных сортов при очень требовательном подходе к оценке». (Из личных записей Л.А.) Но как использовать густомахровые сорта – в их цветках пестики и тычинки недоразвиты, доступ к ним почти невозможен? Интуиция и опыт подсказывают выход: растения пересаживаются на год в бедную почву, корни подрезаются. В результате махровость уменьшается, количество тычинок увеличивается, пестик развивается нормально. «Для преодоления трудностей я временно создавал для растений суровые условия существования, т.е. уменьшал влажность и питание корневой системы избранного растения. На этом принципе было получено несколько интересных гибридов – ‘И.Мичурин’, ‘Утро Москвы’, ‘Комсомолка’, ‘Колхозница’ и ряд других сортов». Ещё один пример успешного подбора пар в самом начале творческого пути – это сеянец №86. Желая добавить весёлому розовому сеянцу №32 (‘Тамара Колесникова’), имевшему красивую форму соцветия, яркости и махровости, Леонид Алексеевич опыляет его пыльцой ярко-розового махрового сорта ‘Берье’ (‘Berryer’). Среди пятнадцати полученных сеянцев один отвечал всем заданным качествам. Он был так красив, что получил имя «Олимпиада Колесникова».

'Олимпиада Колесникова'


Опираясь на свой опыт, естествоиспытатель делает много интересных открытий: прививать лучше подсушенными черенками, а при окулировке нужно обязательно сохранять часть листовой пластинки.

Кропотливая работа дважды прерывается. В 1939 году Колесников призывается на Финскую войну. Олимпиада Николаевна ухаживает за садом, сохраняя результаты многолетнего труда. В 1940 году на Всероссийской сельскохозяйственной выставке она представляет созданные Леонидом Алексеевичем сорта. Почётная грамота выставочного комитета – первое общественное признание достижений селекционера.

Возвращение к мирной жизни и любимой сирени было недолгим – Великая Отечественная вновь заставила взять в руки оружие. Вместе с войной в дом и сад Колесниковых приходит беда. В 1941 году, во время налёта гитлеровской авиации, несколько снарядов попадает в сад, рядом с домом. Страх за дочь Тамару, ужас представшей перед глазами картины – глубокие воронки, погубленные кусты – наносят непоправимый удар душевному здоровью Олимпиады Колесниковой. До конца своей жизни она так и не оправилась от пережитого.

В декабре 1942 года, после тяжелой контузии, Колесникова направляют на службу в Москву. Несмотря на тяготы военного времени, он выкраивает минуты и для сирени. Сад продолжает хорошеть. В нём уже живёт ‘Мечта’ - прекрасная, густо-сиреневая, с огромными цветками и крупными тридцатисантиметровыми соцветиями, ‘Утро Москвы’, ‘Заря коммунизма’ и многие другие, ожидающие своих имён, признания и грядущей славы, сорта.

'Дочь Тамара'


В 1947 году человечество получает в подарок сирень, непревзойдённую по красоте до наших дней. «От скрещивания сорта ‘Красавица Нанси’ с сортом ‘И.В.Мичурин’ было получено 12 сеянцев. Из которых 4 было отбраковано, а 8 оказались перспективными. Два из них – ‘Красавица Москвы’ и ‘Памяти Кирова’. Шесть остальных ожидают крестин» (Из личных записей Л.А.) «Если сирень – это королева среди кустарников, то ‘Красавица Москвы’ - это королева всех сиреней!» - таково мнение международных экспертов.

‘Красавица Москвы’


В весеннюю пору сад посещало до полутора тысяч человек. Известность селекционера росла, о нём стали появляться заметки и статьи в «Московской правде», «Вечерней Москве», в журналах «Огонёк» и «Советский Союз». Специалисты и любители приезжали в сад на Соколе со всех концов страны. С пустыми руками не уходил никто – черенки и саженцы сирени отправлялись на пришкольные участки, в детские дома, государственные учреждения и частные сады. И никогда, никогда, даже в самые трудные времена Леонид Алексеевич не брал денег за свои цветы. «Красота не продаётся! - любил повторять он - её можно только дарить!» Около 15 тысяч растений произрастало на участке: сирень, чубушники, розы, пионы, гладиолусы. Свыше 5000 кустов сортовой сирени были размещены в плотной посадке на расстоянии 0,3-0,5 м в ряду и 0,5-1,0 м между рядами. Более 500 сортов насчитывала коллекция сирени, 300 из которых были выведены Колесниковым.

'Джамбул'


Всенародная любовь и поддержка многих известных людей привели к официальному признанию заслуг селекционера, и в 1952 году Л.А. Колесников был удостоен Сталинской премии – «за выведение большого числа новых сортов сирени». Но всё чаще и чаще наряду с восторженными отзывами почитатели и пресса начинают проявлять тревогу: сад в опасности!

С одной стороны – многочисленные награды на отечественных и международных выставках и широкое общественное признание достижений, с другой – постоянная борьба за спасение своего сада, своей сирени. Разве этим должен был заниматься сам Леонид Алексеевич? Обивать пороги учреждений, от которых зависело выполнение постановлений Моссовета? Правительство и исполком Моссовета еще в 1952 году постановили: «Принять от селекционера Колесникова передаваемые им безвозмездно государству маточники сортовых сиреней, гибридные сеянцы, окулянты, подвойный материал и создать опытно-селекционный питомник в Калошино».

Под питомник отвели 11 гектаров земли в Калошино – захламлённый пустырь. Много трудностей пришлось преодолеть Леониду Алексеевичу, поднимая питомник, на обустройство которого он потратил почти всю Государственную премию. Из его сада на Соколе в питомник были перевезены 2000 кустов. Среди них – коллекция сортовой сирени зарубежной селекции, сорта самого Леонида Алексеевича, перспективные сеянцы. В июле 1954 году он был зачислен на должность технического руководителя Калошинским питомником Московского городского треста оранжерей и питомников, а в январе 1956 года стал его директором. Наконец-то появилась возможность полностью посвятить себя любимому делу. Два подразделения питомника – производственный и селекционный – работали в полную силу. За сиренью в питомник приезжают люди из всех уголков страны, сирень Колесникова, выращенную в Калошино, начинают высаживать на улицах и в парках города. Восемь долгих лет отделяют заброшенный пустырь от цветущего хозяйства. Восемь очень непростых лет жизни Леонида Алексеевича отдано питомнику, с созданием которого он связывал столько планов и надежд. Москва растёт, Москва строится, Москва хорошеет, ей нужна сирень. Но кто-то думал иначе. Строительство новых домов, развернувшееся вокруг питомника, ставит под угрозу существование уникальной сирени. Часть территории питомника должна быть отдана под новостройки. Леонид Алексеевич сопротивляется изо всех сил, но в 1964году неугодного селекционера, пытавшегося защитить свою сирень, отправляют на пенсию. По воспоминаниям сотрудников, Колесников, покидая Калошино, плакал, не скрывая слёз. Всё, что у него осталось – ветхий дом, лишённый всех удобств, и прекрасный сад в кольце новостроек, в котором продолжали расти 3000 кустов сирени. Несмотря ни на что, Колесников продолжает селекционную работу, и каждый год на выставках представляет новые интересные сорта сирени, пользующиеся заслуженным успехом у специалистов и цветоводов-любителей. Однако злой рок преследовал дело селекционера и его сирень – теперь уже к его саду на Соколе вплотную подошла новостройка. Груды строительного мусора окружают участок. Охраны по-прежнему нет, а старый забор не является преградой для хулиганов. Каждую ночь во время цветения на сад производятся налёты, обламываются, вырываются с корнем кусты, потери невосполнимы. Всё чаще и чаще почитатели и пресса наряду с восторженными отзывами начинают проявлять тревогу: сад в опасности!

'Мечта'


По плану, окружённый новыми корпусами, пустырь площадью в 3 гектара должен был стать зелёной зоной Ленинградского района. Однако судьба сада была неясна. Вновь начались бесконечные и безрезультатные походы по кабинетам начальников всех масштабов. Районные органы власти отправляли его к городским, а те отсылали обратно. На помощь пришла «Комсомольская правда». В №125 от 29.04.1966 года была опубликована статья Веры Ветлиной «Спасите ветку сирени!» о катастрофическом положении сада. Сотни откликов были получены на эту публикацию, статья вызвала огромный общественный резонанс. Исполком Моссовета не мог не прореагировать на всё это и принял специальное постановление (от 15 июля 1966 года):

  1. Обязать Управление лесопаркового хозяйства Мосгорисполкома:
    а) принять от селекционера Колесникова Л.А. по его просьбе сиреневый сад
    б) до 15 августа 1966г. перебазировать декоративные растения сада в сиреневый питомник Управления лесопаркового хозяйства по Щёлковскому шоссе, 12
    в) организовать размножение сортовых сиреней, выращенных т. Колесниковым для озеленения г. Москвы и проведения селекционной работы
  2. Поручить ГлавАПУ г. Москвы представить предложения об использовании земельного участка по Б. Песчаному пер., дом №5, в связи с перебазированием сиреневого сада, с учётом необходимости сохранения имеющихся декоративных растений.
  3. Обязать Исполком Ленинградского района в десятидневный срок дать предложения о предоставлении жилой площади т. Колесникову.

В августе 1966 г. Леонид Алексеевич получил ордер на новую квартиру. А сирень? Лучшие сроки для пересадки были упущены. Сирень из сада была частично перевезена на Щёлковское шоссе, частично рассажена по паркам и улицам Москвы. При этом 2000 кустов буквально растворились в воздухе. Леонид Алексеевич Колесников умер от инфаркта в 1968 году. Он устал бороться с равнодушием чиновников, тяжело переживал потерю каждого сорта. Полвека сирень была его верной спутницей и смыслом его жизни. Он знал о ней всё: умел прививать с закрытыми глазами, мог заставить её цвести в любое время года. Богатейший опыт и интуиция позволяли ему предвидеть результат при выборе родительских пар, а упорство и трудолюбие - достигать намеченных целей. Получение семян от густомахровых сортов, различные способы прививок, в том числе «подвяленными ветками», создание знаменитых кустов-букетов, сокращение сроков созревания сеянцев с 8 до 4 лет – этот опыт актуален и сегодня. А ещё были оригинальные садовые инструменты, сконструированные и изготовленные по его чертежам: сверхлёгкие тачки, механические лопаты-захваты, автомат для прививки, необычные лейки, особенные прививочные ножи и многое другое, оставшееся невостребованным и забытым после его ухода. Также канули в лету многие из созданных им сортов.

'Надежда'


Сегодня сложно найти виновных – время ли, люди, неблагоприятное стечение обстоятельств привели к тому, что часть наследия Колесникова была утеряна безвозвратно. Сколько всего сортов было им выведено, тоже неизвестно. В 1955 году, выступая с лекцией, Леонид Алексеевич назвал такие цифры – 46 сортов, уже получивших имена, и несколько сотен гибридов, достойных внимания.

За годы, прошедшие с этой даты до смерти Л. А. Колесникова, имена получили ещё примерно 20 сортов. Часть из этих имён, похоже, навсегда останется в списке утраченных сортов. Сорока лет после ухода селекционера оказалось достаточно, чтобы потерять большую часть из созданного им. Точных сведений о том, какие сорта селекционера реально сохранились к 2000 году, не было. Поиски пришлось начинать со сбора информации, изучения архивных материалов. Его сирень разлетелась по миру, по частным и общественным коллекциям России, Европы и даже достигла берегов Австралии! Сохранилась она и в ботанических садах бывших союзных республик. Всё это давало нам надежду и шансы на то, что вернуть и восстановить потерянные сорта Колесникова, пусть и не все, всё же удастся.

За последние 15 лет благодаря энтузиазму и упорному труду многих людей был совершён настоящий прорыв в истории русской сирени. Имя выдающегося селекционера Леонида Алексеевича Колесникова было возвращено из забвения и вновь громко зазвучало среди имён тех, чьи творения были признаны национальным достоянием России. 54 сорта определены и закреплены. Шесть вновь найденных сортов находятся под дополнительным наблюдением, они продублированы, но пока не доступны – это «Фарфоровая», «Байкал», «Сердце Данко», «Лиза Чайкина», «Память о Трипольской трагедии» и «Надежда Крупская». Ещё один из утраченных сортов – «Тамара Колесникова» - пока изучается. Также, из наследия Колесникова были отобраны высокодекоративные номерные сеянцы, не успевшие получить имена при жизни их создателя. Они будут сохранены и размножены. Продолжается изучение гибридного фонда, находящегося в Сиреневом саду (бывший калошинский питомник). Сирень Леонида Алексеевича возвращается на улицы и в парки городов и посёлков, она вновь востребована, любима, она вновь стала важнейшей частью нашей истории и культуры. Его мечтам, его надеждам суждено сбыться сегодня. Это ли не лучшая память тому, кто подарил нам это чудо – колесниковскую сирень.

'Память о Колесникове'


Татьяна Полякова
вице-президент Международного общества сирени по России и Азии








Все новости »

Партнеры




© 2021 Ботанический сад
Биологического факультета
МГУ имени М.В. Ломоносова





Почтовый адрес:
119991, г. Москва, Ленинские горы 1/12, Ботанический сад МГУ

E-mail: info-bg.msu@yandex.ru



2016-2020, сделано в