Ботанический сад в Фейсбук Ботанический сад в ЖЖ Ботанический сад ВКонтакте
 


Главная страница Карта сайта Контактная информация
На главную
На главную





Главная » О Саде »


История Сада 1706-1950


Ботанический сад Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова – старейшее ботаническое научное учреждение России, возник на базе «Московского аптекарского огорода», заложенного в 1706 г. по указу Петра I, одновременно с военным госпиталем, хирургическим училищем и анатомическим театром. Ещё до учреждения Академии Наук (1725 г.) «аптекарские огороды», появились сначала в Москве, а затем и в Петербурге (1713 г.), стали не только удовлетворять потребности аптеки в лекарственном сырье, но и всемерно развивать медико-ботанические исследования (Рихтер, 1817-1820: История медицины в России).

Из истории Аптекарского приказа известно, что в начале XVIII в. в Москве существовало 4 государственных аптекарских огорода. Один из них - первоначально находился при аптеке Гостиного двора, у Кремля; в 1706 г. он был перенесён на Большую Мещанскую улицу («за Сухаревой башней») (Змеев, 1887). Основой для создания коллекций Московского аптекарского огорода послужили также растения из дворцового Измайловского сада (Снегирев, 1844).

Территория, отведённая под аптекарский огород, располагалась на глухой окраине Москвы, где начинались сплошные болота и леса. В краткой записке о ботаническом саде Московского университета, поданной А.Фишером в Правление Московского университета, было написано следующее: «Московский университетский Ботанический сад впервые рассажен был в царствование императора Петра I с целью воспитания лекарственных растений и принадлежал тогда медицинской коллегии, во владении которой, при всех последующих её преобразованиях, оставался до приобретения оного для Московского Университета. Поныне ещё показывают в нем несколько хвойных дерев (пихту, ель, сосну) будто Августейшими руками, или по крайней мере под непосредственным наблюдением Петра Великого насаждённых для научения граждан в их различии» (ЦГИА г.Москвы, фонд 118: оп.8, д.4).

В Московском аптекарском огороде обучали в течение 6 лет аптекарских учеников и помощников аптекарей фармацевтическому делу и прививали им практические навыки. Преподаватели должны были «их учить и к работе употреблять как при рецептуре и нарядах, так и в лаборатории по усмотрению своему под смотрением провизоров» (Чистович, 1883).

В первой четверти XVIII века во главе огорода не было директора-ботаника; им руководили преимущественно немецкие садовники, интересы которых были от ботаники далеки. Первым ботаником в истории Московского аптекарского огорода был приглашённый на эту должность из Лейцпига в 1735 г. Траутгот Гербер (1709-1742). Учился в Лейпцигском университете, где в 1735 г. защитил диссертацию на степень доктора медицины, а затем в том же году приехал в Россию. С ним был заключён договор «Нового штиля июля с 30-го 1735 года сроком на 4 года». В штатах «Огорода», кроме двух помощников директора-ботаника, состоял 1 немецкий огородник, 1 гезель-огородник (подмастерье, или младший садовник), 15 работников и 6 учеников (Липский, 1913).

Т. Гербер развил бурную деятельность по пополнению коллекций «Огорода», следил за посадками и посевами, наладил оранжерейное хозяйство, занимался приготовлением лекарственных препаратов. Будучи хорошим ботаником, Т.Гербер с увлечением занимался сбором дикорастущих лекарственных растений, собирал гербарий местной флоры и в 1736 г. составил рукопись первой «Московской флоры» - «Flora moscuensis continens circa moscuam sponte nascentes et quae exotica coluntur». Т. Гербер руководил медико-ботаническими экспедициями, организуемыми для сбора гербария, травы, корней и семян дикорастущих видов для аптек, а также для посадок и посевов в «огороде». Экспедиции направлялись не только в окрестности Москвы, но и в другие районы страны. Результаты их отражены ещё в двух рукописных сочинениях Т. Гербера – «Волжская флора» (1739 г.) и «Донская флора» (1742). Этими работами Т. Гербера было положено начало одному из ставших позже традиционным для ботанического сада направлений исследований - изучению флоры и растительности Европейской России.

М.Н. Караваев, собиравший материалы по истории Ботанического сада Московского университета, в своей рукописи пишет: «Гербер как натуралист пользовался в России большим авторитетом несмотря на то, что ничего не смог опубликовать. Рукописи его были широко использованы К. Линнеем, И. Гмелином (во «Флоре Сибири», в 3 и 4 томах). Г. Стеллер и Ж. Гроновиус установили в честь его новый род [Gerbera Gronov.,1743].

В 1741 г. должность доктора-ботаника в саду была сокращена. Садом в течение последующих 45 лет управляли садовники, огородники, провизоры, не занимавшиеся ботаникой. Отметим лишь, что в 1761 г. в Московском аптекарском огороде работал доктор медицины И. Лерхе, отстроивший в нём оранжерею взамен пришедшей в негодность.

В 1786 г. должность директора, доктора-ботаника была восстановлена, и на неё был приглашен доктор медицины, философии и права Фридрих Христиан Стефан, который одновременно был профессором химии и ботаники в Медико-хирургическом училище.

Здесь он читал теоретические курсы, а практические занятия проводились в Саду. Ф.Х.Стефан, как и Т.Гербер, вёл интенсивные флористические исследования. Им написан ряд ботанических работ, в том числе первая напечатанная "Московская флора" - "Enumeratio stirpium agri Mosquensis" (1792), содержащая перечень 860 видов с указанием местообитаний, времени цветения и, изредка, местонахождений.

Остро ощущая необходимость более значительных финансовых вложений для поддержания и развития сада, Ф.Х.Стефан предпринял энергичные усилия для присоединения Московского аптекарского огорода к Медико-хирургическому училищу (бывшей Медицинской школе). 14 февраля 1796 г. решением Государственной Медицинской Коллегии Сад, "издавна заведённый для ботанических трав, так называемый ныне аптекарский сад, за Сухаревою башнею находящийся", был присоединен к училищу, а затем и к Медико-хирургической академии, образованной в 1798 г. из Медико-хирургического училища. Директором сада по-прежнему оставался Ф.Х.Стефан. Как и Т.Гербер, Ф.Х.Стефан придавал большое значение пополнению коллекций сада. Благодаря его усилиям в сад поступила значительная часть растений из богатейшего сада П.А.Демидова.

В 1804 г. Московская медико-хирургическая академия переехала в Петербург, туда же уехал и Ф.Х.Стефан, а Московский аптекарский огород в 1805 г. был приобретён университетом.

За столетний, доуниверситетский, период своей истории Московский аптекарский огород превратился из вспомогательного учреждения в ботанический сад с богатыми и разнообразными коллекциями. Он охватил первый период – натуралистический (по классификации Р.В. Камелина, 2000) в истории отечественной ботаники, заметный след в котором оставили Т. Гербер и Ф.Х. Стефан.

В полном собрании законов Российской империи (1830) имеется доклад министра народного просвещения «О заведении Ботанического сада при Московском университете», представленный 1 апреля 1805 г. Александру I на утверждение. В нём было сказано: «Московский университет, имея необходимую надобность в устроении для себя Ботанического сада, нашёл к сему удобным таковой сад прежде бывшей в Москве хирургической Академии, который со всеми его строениями оценён в 11000 рублей. Но как Университет, имея кроме того много других потребностей, не может уплатить означенные деньги из ежегодной суммы, по штату ему отпускаемой, то дабы оный без продолжения времени мог воспользоваться сим, столько нужным для него заведением, я беру смелость испрашивать Высочайшего повеления о заплате упомянутых денег из капитала, на учебную часть определённого». Царь утвердил представление, начертав «Быть по сему».

Георг Франц Гофман (1761-1826), директор Сада с 1805 по 1826 г.
Георг Франц Гофман (1761-1826),
директор Сада с 1805 по 1826 г.


Первым директором нового университетского ботанического сада стал известный ботаник, систематик растений, лихенолог и медик, профессор Эрлангенского (1787-1792) и Геттингенского (1792-1803) университетов Георг-Франц (Григорий Фёдорович) Гофман. При Московском университете ранее, в 1785 г., был организован Ботанический сад, размещённый на Моховой (ныне Б. Никитской) улице и входивший в состав философского факультета. Он был уничтожен во время пожара в Москве в 1812 г. Таким образом, короткое время в Университете было два Ботанических сада. В 1804 г. была организована кафедра ботаники). Г.-Ф. Гофман одновременно руководил кафедрой, а затем, с 1805 г. по 1826 г., и Садом. Он привёл сад в цветущее состояние. В коллекциях насчитывалось 3528 видов растений, которые выращивались в открытом грунте и оранжереях. В 1808 г. Г.-Ф. Гофман издал первый каталог растений Сада - "Hortus botanicus mosquensis" с планом садовых насаждений и со списком растений. Испытывая большие материальные затруднения, поскольку Университет мог выделять на его содержание очень небольшие средства, в поисках средств Сад был готов пойти на сдачу в аренду части своей земельной площади. В письме попечителя Московского Университета П.И. Голенищева-Кутузова, представленного 12 сентября 1810 г. Министру народного просвещения графу Разумовскому, читаем: «Господин Ректор донёс мне, что за находящееся близ нашего сада порожное место огородники предлагают по 400 рублей найма в год и согласны оное нанять на четыре года; поелику же ныне оное место никакой Университету пользы не приносит, а токмо г. профессор Гофман пользуется сниманием с сего места немалым количеством сена, то мне казалось бы полезнее отдать сие место огородникам и получать с него доход, тем паче, что к обработанию оного для ботанического сада мы способов не имеем и что сие стоить будет очень дорого. Не смея однакож приступить к сему, не ведая о том Ваших мыслей, предаю сие г. Ректора предложение на рассмотрение Вашего Сиятельства, ожидая на то Вашего разрешения…». В 1812 г. во время пожара в Москве большая часть оранжерей Сада была разрушена, погибли насаждения, сгорела большая часть построек, а вместе с ними - библиотека и рукописи Гофмана. Уцелел только жилой дом, который был построен Гофманом, где жил он сам и после него все директора Ботанического сада. Сохранилась и часть гербарных коллекций, которая была вывезена из Москвы в Нижний Новгород и хранилась здесь в 1812-1813 гг. в здании мужской гимназии (ныне находится в Гербарии МГУ им. Д.П. Сырейщикова). По возвращении в Москву в 1814 г. Г. Гофман с новой энергией восстанавливает кафедру и ботанический сад (Мейер, 1966). Материальное положение Сада в этот период было столь тяжёлым, что часть его территории (около 4 га) была продана под постройки частным лицам. «История Ботанического сада с этого времени есть в сущности история московской «описательной» ботаники, которая зародилась в Ботаническом саду и имела в нем свою научно-исследовательскую и научно-педагогическую базу» пишет К.И. Мейер (1940). Р.В. Камелин (2000), оценивая научный вклад Г.-Ф. Гофмана в систематику растений, отмечает: «Г. Гофман, как известно, был одним из отцов лихенологии, но наиболее важным его систематическим сочинением считается «Genera plantarum Umbelliferarum» (2 различных издания). Именно в нём он проявил себя тончайшим систематиком, глубоко проникнувшим в суть сложнейшей группы зонтичных. И это семейство – традиционный объект русской систематики». Профессор Г.-Ф. Гофман умер в 1826 г.


В последующие годы директорами сада были М.А.Максимович(с 1826 по 1834), А.Г.Фишер фон Вальдгейм (1834-1865), Н.Н.Кауфман (1865-1870), И.Д.Чистяков (1870-1874), И.Н.Горожанкин(1873-1902), М.И.Голенкин (1902-1930), М.С.Навашин (1934-1937), К.И.Мейер (1940-1948). Большинство из них, будучи директорами Сада, одновременно возглавляли кафедру ботаники (с 1918 г. - кафедру высших растений). Обширные коллекции Сада позволяли осуществлять комплексные исследования как ботанического, так и более широкого биологического профиля. Каждый, из названных ботаников, оставил заметный след в отечественной науке (Мейер, 1966).

Михаил Александрович Максимович (1804-1873),
директор Сада с 1826 по 1834 г.




Михаил Александрович Максимович – ученик Г.-Ф. Гофмана. В 1826 г. был назначен заведовать Ботаническим садом в помощь заболевшему Г.-Ф. Гофману и стал его директором после смерти своего учителя. Автор ряда научных и научно-практических работ, показывающих широту и направления исследований этого периода. В их числе «Список растений московской флоры» (1926), «Список оранжерейных и тепличных растений Ботанического сада при Московском университете» (1928), «Рассуждение о системах растительного царства» (1833), «Органология растений» (1828) и «Обозрение органологии растений» (1833). М.А. Максимович 27 сентября 1833 г. был утверждён ординарным профессором ботаники, а через 9 месяцев он перешёл на работу во вновь основанный Киевский университет ординарным профессором … русской словесности, с 1834 г. став и его первым ректором.

Александр Григорьевич
Фишер фон Вальдгейм (1804-1884),
директор Сада с 1834 по 1865 г.


Александр Григорьевич Фишер фон Вальдгейм – сын известного зоолога и основателя Московского общества испытателей природы (МОИП). Специализировался в области анатомии растений. Изобрёл новый, «панкратический», микроскоп (1841) отмечен высшей наградой от Парижского Атенея Искусств и золотой медалью МОИП, однако в практику микроскопических исследований это изобретение так и не вошло. Большое внимание уделял общественно-административной работе: был деканом физико-математического факультета и проректором Московского университета, директором Ботанического сада. Действительный член (с 1825 г.), секретарь (1825-1834 гг.), вице-президент (1853 г.) и президент МОИП.

Николай Николаевич Кауфман – выпускник Московского университета (1856 г.), преподаватель естественной истории во 2-ой Московской гимназии, а с 1860 г. перешедший в Московский университет.

Николай Николаевич Кауфман (1834-1870),
директор Сада с 1865 по 1870 г.

Заведующий кафедрой ботаники и директор Ботанического сада (с 1865 г.), где провёл большую организационную по налаживанию их работы. Автор классической «Московской флоры», в которой впервые выдвинул новое направление во флористике – ботанико-географическое, сформулировал проблему «Окской флоры». В 1870 г. Н.Н. Кауфман пригласил на работу в Сад на должность главного садовника Густава Фёдоровича Вобста, сыгравшего заметную роль в развитии коллекционных фондов Сада в последующий период.


Иван Дорофеевич Чистяков – выпускник Московского университета. Специализировался в области анатомии растений, эмбриологии и цитологии. Заведовал кафедрой и возглавлял Ботанический сад короткий период – с 1870 по 1874 гг. Тяжёлая болезнь и необходимость лечения за границей привели к тому, что уже в 1873 г. преподавание морфологии растений и заведование Ботаническим садом было поручено «стороннему преподавателю И.Н. Горожанкину».

Иван Дорофеевич Чистяков (1843-1877),
директор Сада с 1870 по 1874 г.


Период работы Ивана Николаевича Горожанкина был особенно плодотворным, ознаменовался развитием сравнительно-морфологического направления и созданием многочисленной школы учеников, а также организацией в Ботаническом саду исследовательской лаборатории, ставшей в определённый момент основной ботанической ячейкой в Москве (Мейер, 1966; Тихомиров, 1979). К этому времени в научной работе кафедры и Сада чётко сформировались три направления: флористическое, систематическое и морфологическое. Последнее делало только первые шаги. В лице И.Н. Горожанкина оно получило крупного и талантливого руководителя, сформулировавшего основную идею и объединившего вокруг себя талантливую молодежь. В 1876 г. он был назначен заведующим Ботаническим кабинетом и Ботаническим садом, где существенную помощь ему оказывал главный садовник Г.Ф. Вобст .

Сад к тому времени пришёл в упадок: коллекции оранжерейных растений были бедны, а старые оранжереи разваливались, участки коллекций открытого грунта, заложенные Н.Н. Кауфманом, подтапливались весенними водами и нуждались в ремонте. При Г.Ф. Вобсте были осуществлены работы по очистке заросших прудов, осушению территории Сада. В 1878 г., на средства, сэкономленные Г.Ф. Вобстом, в Саду был построен «павильон» - лёгкая летняя постройка, в которой проводились занятия со студентами в летнее время. В 1879 г., с избранием ректором Университета С.Н. Тихонравова изменилась в лучшую сторону ситуация и с финансированием Сада: в последующие 15 лет были перестроены все старые оранжереи и построены новые. Всё это отразилось на составе и состоянии коллекций оранжерейных растений: они заметно пополнились по сравнению с 1870 г., по-сути, коллекция этих растений была создана заново. Так, хвойных стало в 1892 г. 150 видов (было 50), пальм – 189 (20), кактусов - 125 (40), папоротников – 180 (40), орхидей – 630 (30). Расширились коллекции и «воздушных растений» (в открытом грунте). К началу ХХ века здесь, кроме дендрария, были бассейн с водными и болотными растениями, горка («альпинум»), на специальных участках демонстрировались лекарственные, ароматические, медоносные, прядильные, красильные, дубильные, кормовые, огородные и, конечно, декоративные красивоцветущие культуры. Общее число растений коллекционного фонда Сада достигло 5000 видов и разновидностей. Был налажен обмен семенами с отечественными и зарубежными ботаническими садами, издавался делектус (каталог) семян.

Иван Николаевич Горожанкин (1848-1904),
директор Сада с 1873 по 1902 г.


И.Н. Горожанкин много сил потратил на строительство в Саду здания лаборатории, которое позволило бы проводить занятия со студентами и осуществлять научные исследования круглогодично. Деньги на сооружение постоянной лаборатории удалось получить от частных лиц (пожертвованы почётными гражданами Москвы В.А. Морозовой и В.А.Хлудовым); они были сравнительно небольшими, но позволили в 1892 г. построить небольшое каменное двухэтажное здание («уксусный завод» - как в шутку называл его И.Н. Горожанкин). Лаборатория была торжественно открыта 3 апреля 1883 г. Здесь была комната для студенческих занятий (первоначально квартира ассистента), помещение для университетского гербария (перевезён сюда в 1883 г.), библиотека и кабинет профессора. Вскоре, вокруг И.Н. Горожанкина сформировалась группа из молодых ботаников-ассистентов, оставленных при университете, а также студентов старших курсов и частных лиц. С 1884 г. началась разборка гербария, приведение его в рабочее состояние, что возродило иртерес к систематике растений и флористике. Начались интенсивные исследования флоры Средней России, с акцентом на тщательное изучение Окской флоры. В них участвовали А.П. Артари, К.А. Космовский, М.И. Голенкин, С.Н. Милютин, А.И. Шингарёв… В лаборатории были продолжены работы и по морфологии растений; именно здесь проводили свои исследования В.И. Беляев, П.В. Отроков, Е.М. Соколова (одна из первых женщин-ботаников, Мейер, 1966), С.И. Ростовцев, а также А.П. Артари и М.И. Голенкин. Оценивая итог деятельности И.Н. Горожанкина, К.И. Мейер (1966) прежде всего отметил его классические работы по водорослям и хвойным, открытие оплодотворения у голосемянных растений. Заслугой И.Н.Горожанкина нужно считать и создание московской школы ботаников с её сравнительно-морфологическим направлением ставшим характерным для Московского университета на долгие последующие годы. Качественно новые условия учебной и научной работы в Саду, созданные И.Н. Горожанкиным, подняли подготовку профессионалов-ботаников разной специализации на новый уровень, способствовали размежеванию ботаники, как общей дисциплины, ориентировали на специальное, более углублённое, изучение и исследование семенных растений, грибов и водорослей, физиологии растений, флористики и географии растений, что уже при М.И. Голенкине привело к разделению единой кафедры ботаники (впоследствии кафедры морфологии и систематики высших растений) и созданию новых кафедр: в 1918 г. Л.И. Курсановым, учеником И.Н. Горожанкина, была организована кафедра морфологии и систематики низших растений (ныне – микологии и альгологии), а в 1929 г. В.В. Алёхиным, учеником М.И. Голенкина, – кафедра геоботаники. При И.Н. Горожанкине была учреждена должность Учёного хранителя Гербария, чем было положено начало созданию ныне всемирно известного Гербария Московского университета им. Д.П. Сырейщикова (на правах лаборатории он ныне находится в составе кафедры геоботаники); первым Учёным хранителем его опять-таки был ученик И.Н. Горожанкина С.Н. Милютин.

Интерьер лаборатории Ботанического сада вскоре
после постройки в 1883 г. И.Н. Горожанкин сидит
в центре, лицом к камере.


Приемником и продолжателем дела И.Н.Горожанкина были его ученик – профессор М.И. Голенкин (практически с 1898 г.), которому в должности главного садовника помогал Г.Г. Треспе, заменивший на этом посту скончавшегося ещё в 1896 г. Г.Ф. Вобста. Весьма плодотворной оказалась командировка М.И. Голенкина на о. Яву, осуществлённая им на средства Академии наук в 1904-1905 гг. Здесь он имел возможность познакомиться с богатейшими коллекциями диких и культурных тропических растений в знаменитом Бейтензоргском ботаническом саду, постановкой здесь экскурсионной работы. На кафедру и в Сад М.И. Голенкиным был привезён новый научный материал, учебные экспонаты, семена редких тропических растений.

Михаил Ильич Голенкин (1864-1941),
директор Сада с 1902 по 1930 г.

Георгий Германович Треспе энергично продолжил осуществлять не только пополнение и улучшение содержания коллекционных фондов, но и расширение оранжерейных площадей, перестройку старых оранжерей с сооружением двух бетонных ванн для выращивания тропических водных культур, в том числе и для Виктории королевской (Victoria regia). Устаревшее боровое (дровяное) отопление в оранжереях заменили водяным. В открытом грунте были заложены систематический участок, участок показа полезных растений, заведены коллекции декоративных растений – флоксов, георгин, ирисов и др. Всё это не могло не сказаться на научно-просветительской работе Сада. Его коллекции широко использовались в учебной и научной работе кафедры. Резко возросло число посетителей Сада; большой наплыв их (до 10 тысяч человек в день!) вызвало первое цветение Виктории королевской летом 1906 г. В 1909-1910 гг. куратор отдела цветоводства научный сотрудник М.П. Нагибина посетила ботанические сады Бельгии, Англии и Германии, где познакомилась с основными тенденциями развития декоративного садоводства.то не могло не сказаться на качестве содержания декоративных культур в Саду и научной работе с ними. За экспонируемые на выставках растения Сад неоднократно получал высокие награды; так, в 1911 г. он был удостоен Большой золотой медали «за обширную коллекцию орхидей, кактусов и других тепличных растений».

Георгий Германович Треспе (1868-1941)
и.о. директора Сада с 1930 по 1932 г.


Война 1914 г., время революции, голодные годы и особенно зима 1919-20 гг. не могли не сказаться на жизни Сада. Большие усилия Г.Г. Треспе и его помощник Ф.И. Дековиц предпринимали для сохранения оранжерейных растений от холода. Коллекция орхидей даже была вывезена в институт лекарственных растений в Битце, где одна из оранжерей отапливалась (Г.Г. Треспе был здесь одним из организаторов курсов инструкторов по разведению лекарственных растений!). Сад в эти годы представлял жалкое зрелище, как писал К.И. Мейер (1940) «К весне 1920 г. все заборы, окружавшие Ботанический сад, оказались разобранными и сад превратился в проходной двор, отчего весьма пострадали все воздушные насаждения (растения открытого грунта)… Уничтожено было, между прочим, или перепутано большинство этикеток… Большинство культур открытого грунта было уничтожено и на их месте в голодные годы разводились овощи… Оранжереи… стояли не отапливаемыми. Деревянные перекрытия их быстро сгнили и провалились, стёкла вывались и их начали расхищать окрестные жители… Голые остовы, заливаемые дождём и засыпаемые снегом, стояли до 1924 г., когда началось восстановление оранжерей и вместе с ними коллекции растений». В 1926 году Г.Г. Треспе привёз из Англии и Германии много орхидей и других оранжерейных растений. Лишь к 1926-27 гг. Сад смог восстановить оранжереи и коллекционные фонды. Возобновилась его научно-просветительская и научная деятельность в лаборатории. Но средств на содержание Сада было постоянно недостаточно, что вынуждало выращивать растения специально на продажу, отвлекая коллектив Сада от его прямых задач.

Константин Игнатьевич Мейер (1881-1965),
директор Сада с 1940 по 1948 г.


В 20-е годы и в начале 30-х годов ХХ столетия в Университете (как правило, вслед за различного рода постановлениями ЦК ВКП(б) и Наркомпроса), проходили коренные преобразования, непосредственно касавшиеся и Сада. В 1922 г. был организован Институт ботаники, которым руководил М.И. Голенкин. Институт был призван координировать работу всех ботанических подразделений и подготовку специалистов (аспирантов). В 1930 г. был основан биологический факультет, преобразованный из биологического отделения физико-математического факультета, а вскоре (в 1931 г.) он был разделён на два самостоятельных отделения – ботаническое и зоологическое. В 1933 г. факультет был вновь восстановлен (Биологический факультет МГУ…, 2005). Институт, а затем и факультет лихорадило от частой смены организационных форм и руководителей. Нечто подобное испытывал и Сад, который в той или иной мере то объединяли с кафедрой, то он выполнял свои функции самостоятельно. В 1930 г. перестал быть директором Сада профессор М.И. Голенкин. Сад стал самостоятельным учреждением системе биологического факультета, а лаборатория с её оборудованием была передана кафедре высших растений, которая была отделена от Сада. Директором его был назначен Г.Г. Треспе, главным садовником – Ф.И. Дековиц. Видимо, нелепость новой ситуации и перевод Сада на хозяйственный расчёт заставили Г.Г. Треспе уже в начале 1932 г. отказаться от этой должности. Распоряжением по Университету кафедра высших растений и лаборатория вновь вошли в состав Сада. Директором его был назначен В.М. Катунский, а главным садовником – Бобров, не имевшие чёткого представления ни о специфике сложного учреждения, каким к тому времени стал Ботанический сад, ни о его задачах. Осенью 1933 г. В.М. Катунского сменил аспирант кафедры геоботаники, а затем кафедры генетики И.Ф. Рудаков, которого в январе 1934 г. сменил профессор М.С. Навашин. Не имея возможности уделять достаточное внимание Саду, М.С. Навашин летом 1936 г. вновь приглашает в Сад Г.Г. Треспе на должность учёного садовода. В феврале 1937 г. М.С. Навашин отказывается от должности директора Сада. На его место была назначена Д.А. Синицкая (1937).

Д. А. Синицкая была директором Сада всего полтора года, до октября 1938 г., но успела перевести Сад с хозрасчёта на госбюджет, получить средства и осуществить капитальный ремонт всех оранжерей и лабораторий, сделать ограды вокруг территории Сада, провести по его территории водопровод, пополнить научное оборудование и библиотеку, а в 1938 г. построить оранжерею для экспериментальных работ и сделать пристройку к пальмовой оранжерее. Административно-хозяйственная хватка Д.А. Синицкой понадобилась и позднее, когда она была и.о. директора Сада в переходный период 1948-1949 гг. (в это время биологический факультет преобразуется в 1948 г. в биолого-почвенный и начиналось строительство нового комплекса зданий МГУ на Ленинских горах). Короткое время перед войной Садом руководил Ф.А. Бынов (1938-1940).

Частая смена директоров не могла не сказаться на деятельности Сада, особенно его научных исследованиях. Но даже в этот период организационной чехарды ярко проявил себя талантливый А.В. Кожевников, изучавший ритмы развития растений, автор таких оригинальных работ, как «По тундрам, лесам, степям и пустыням» (1937) и «Весна и осень в жизни растений» (1939). В научно-производственном плане коллектив Сада активно участвовал в хозяйственной жизни страны. В 30-ые годы его специалисты приняли участие в разработке Генерального плана строительства Москвы. В 1933 г. в Саду была организована Лаборатория зелёного строительства, в которой работали цветовод-селекционер М.П. Нагибина и специалист по розам С.А. Ижевский. М.П. Нагибиной была разработана методика получения зимостойких сортов многолетних флоксов, георгин, дельфиниумов, а С.А. Ижевским – «ведущий» ассортимент роз для условий климата Москвы. С 1928 г. в помещении субтропической оранжереи ежегодно проводились выставки цветов. В них принимали участие ТСХА им. К.А. Тимирязева и многочисленные любители. Сад становится центром, объединившим научные учреждения и цветоводов Москвы.

В 1940 г., когда Сад вновь возглавил зав. кафедрой высших растений – профессор К.И. Мейер, базовая характеристика Ботанического сада содержала следующие показатели: личный состав его насчитывал 112 человек, в том числе 80 чел. штатных научных, научно-вспомогательных и административно-хозяйственных работников, садовников и садовых рабочих, 32 сезонных рабочих. Бюджет Сада составлял 562 тыс. руб., в том числе 119 тыс. руб. – спецсредства (в 1935 г. на содержание Сада выделялось 80 тыс. руб. госбюджетных средств, а 310 тыс. руб. составляли спецсредства, зарабатываемые Садом). Коллекционный фонд растений включал 3500 видов и разновидностей; растения открытого грунта демонстрировались в составе участков лекарственных растений, мичуринских растений, систематики, альпинария, водных растений. Сад обслуживал ботанические кафедры (высших растений, низших растений, физиологии растений) биологического факультета; для нужд кафедры физиологии растений в Саду был построен вегетационный домик, где проводилась полевая практика по программе этой кафедры; в экспериментальной оранжерее проводили исследования сотрудники и студенты кафедры низших растений.

Основным направлением научных исследований являлось выведение новых форм декоративных растений путём отбора, гибридизации и воздействия химических и физических факторов. Кроме этого, велось изучение ритмов развития растений, изучение стадийного развития дикорастущих и декоративных растений, фенологические наблюдения над московской и подмосковной флорой. Сад обменивался семенами и публикациями со 175 ботаническими учреждениями, в том числе со 127 зарубежными. Ежегодно проводилось 850-1000 экскурсий, число экскурсантов составляло до 24000; общее число посетителей доходило до 150000 в год. Сад издавал обменный каталог семян (Delectus). В 1936 г. был издан иллюстрированный путеводитель. С 1937 по 1940 гг. Сад издал 3 выпуска «Трудов» (Тихомиров, Ярошенко, 1971).

Константину Игнатьевичу Мейеру, возглавлявшему Сад в период с 1940 по 1948 гг., удалось организовать работу по охране и сохранению коллекционных фондов Сада в сложные предвоенный, военный и послевоенные периоды работы Сада. Большая часть мужчин ушла на фронт. Оставшиеся сотрудники в чрезвычайных условиях военного времени не прекращали научных исследований. В ночное время, опасаясь пожара, они боролись с «зажигалками», которые сбрасывались фашистами на Москву. Оранжереи не отапливались, и учёный-садовод С.А. Ижевский вместе с главным садовником И.Е. Корнеевым, чтобы спасти оранжерейные растения, сами сложили кирпичные печи, доставали дефицитное топливо. По свидетельству очевидцев, в зимние холода 1941 г. большую часть коллекций перенесли в Пальмовую оранжерею, которую отапливали разобранными заборами, стульями и табуретками. Восстановление коллекций Сада в послевоенный период потребовало огромных усилий всех сотрудников.





версия для печати

Партнеры




© 2017 Ботанический сад
Биологического факультета
МГУ имени М.В. Ломоносова

Старая версия сайта





Почтовый адрес:
119899, Москва, Воробьевы горы, ул. Менделеева

E-mail: info-bg.msu@yandex.ru



2016, сделано в